deutscher_stolz (deutscher_stolz) wrote,
deutscher_stolz
deutscher_stolz

Categories:

Людвиг Францискет (Ludwig Franzisket) ч.2


Людвиг Францискет возглавляет воздушный патруль над линией фронта, лето 1941 года.

Сражения в Северной Африке тем временем продолжались, и 14 июня 1941 года Францискету довелось провести самый яркий и примечательный воздушный поединок за всю свою летную карьеру. В то утро погода не баловала авиаторов, и все же вскоре после рассвета с аэродрома Сиди-Баррани для разведки и бомбардировки германской базы в Эль-Газале поднялся бомбардировщик "Мэриленд", прикрытие которому должны были обеспечить пять "Харрикейнов" 1-й эскадрильи SAAF. Лидером этой группы был лучший ас Южно-Африканского Союза, капитан Кеннет Драйвер, на счету которого числилось 10 сбитых немецких и итальянских самолетов. Почти сразу после взлета один из истребителей был вынужден развернуться и совершить посадку из-за неполадок в двигателе, а еще трое летчиков в условиях крайне плохой видимости вскоре потеряли из вида и "Мэриленд", и самолет командира, и друг друга, так что тоже вернулись на аэродром поодиночке. Рядом с бомбардировщиком остался только Драйвер. Когда обе машины появились над Эль-Газалой, там была объявлена тревога и ко взлету стала готовиться дежурная четверка "Мессершмиттов". Однако все из-за тех же ужасных погодных условий визуально обнаружить противника и подняться наперехват удалось только Францискету. О том, что случилось дальше, он вспоминал так:

"Я взлетел и начал приближаться к бомбардировщику в правом развороте, во время которого меня яростно обстреляла собственная зенитная артиллерия. Пока я набирал высоту 1500 метров, впереди и чуть выше показался одиночный "Харрикейн", который пошел прямо на меня. Поскольку мой самолет поднимался уже очень медленно, мне не оставалось ничего иного, кроме как направить его на "Харрикейн", пойти в лобовую атаку и начать стрелять. Тот также открыл огонь, но его очереди пошли слишком высоко, как я хорошо мог видеть по трассерам. Мы оба стреляли до последней секунды, а затем наши самолеты задели друг друга. Перед этим я успел заметить, что попал в двигатель "Харрикейна".

Зрение не обмануло Людвига - он действительно смог зажечь мотор вражеского истребителя, после чего капитан Драйвер вынужден был поспешно выпрыгнуть с парашютом из обреченной машины. При этом южноафриканец даже не успел осознать, что лобовая атака завершилась обоюдным тараном. Зато Францискет почувствовал это очень хорошо (от удара законцовку правой плоскости крыла срезало начисто), но тут же понял, что "Мессершмитт" по-прежнему слушается управления. Поэтому ас решил продолжать бой, быстро обнаружил второго противника и после недолгого преследования догнал и сбил "Мэриленд", а затем спокойно совершил посадку. Спустя совсем немного времени он встретился за обедом со своими противниками - Кеном Драйвером и командиром экипажа бомбардировщика, лейтенантом Ньюборном (еще трое авиаторов, входивших в состав этого экипажа, погибли). А вскоре никто даже и не подумал бы, что пару часов назад эти люди пытались друг друга убить. Особенно хорошее взаимопонимание возникло у Людвига с Кеннетом, так что два аса почти целый день общались на разные темы, и в конце концов Драйвер попросил своего победителя о небольшой услуге. Южноафриканец хотел написать письмо своей жене Молли для того, чтобы та не волновалась о его судьбе, и как-то переправить это послание на другую сторону фронта. Францискет даже не думал отказывать, и в тот же вечер слетал к британцам и сбросил письмо, запакованное в контейнер с прикрепленным ярким вымпелом, на летное поле аэродрома Сиди-Баррани. Спустя несколько дней капитан Драйвер был переправлен в Европу в один из лагерей для военнопленных, а после окончания войны благополучно вернулся на родину. К сожалению, встретиться еще раз этим замечательным людям было не суждено - в феврале 1947 года Кеннет погиб в авиакатастрофе при испытаниях нового военного самолета. 


Людвиг Францискет и Кеннет Драйвер на аэродроме Эль-Газала утром 15 июня 1941 года. На шее капитана Драйвера видна пропитанная средством против ожогов повязка, наложенная германским врачом.

23 июля 1941 года случилось, наконец, то, чего давно ждали все в I/JG 27 - обер-лейтенант Францискет был награжден Рыцарским Крестом за воинские заслуги, выразившиеся в совершении 204 боевых вылетов и уничтожении в воздушных боях 22 вражеских самолетов. Разумеется, сам герой не собирался останавливаться на достигнутом, и после отпуска на родину, предоставленного в связи с награждением, снова активно включился во фронтовую работу. Тем временем, дела в Северной Африке развивались для стран Оси неблагоприятно. Воспользовавшись тем, что противник упустил шанс взять в мае важнейший в стратегическом отношении остров Мальта, британцы нарастили там свои морские и воздушные силы и смогли почти полностью дезорганизовать снабжение войск Роммеля. В результате в середине ноября началось наступление англичан, в ходе которого немцы и итальянцы едва не потерпели полное поражение и вынуждены были отходить до самой Эль-Агейлы.
6 декабря достижения Людвига были отмечены еще раз - ему поручили командование первым штаффелем JG 27. А 25-го, на Рождество, сложилась ситуация, когда из-за тотальной нехватки горючего, запчастей и других необходимых материалов во всей группе осталось только четыре боеспособных истребителя. В тот день Эдуард Нойманн попросил "Цирка" взять еще трех опытных летчиков и организовать воздушный патруль над передовой, чтобы этим хотя бы морально поддержать наземные войска. Так и было сделано. В ходе состоявшегося вылета патруль не обнаружил противника в воздухе, зато был довольно метко обстрелян британцами с земли. Один из 40-мм зенитных снарядов попал прямо в кабину лидирующего самолета, разнеся часть остекления на куски. В лицо Людвигу брызнул дождь осколков плексигласа и металла, нанеся множество мелких ранений, и полуослепший ас лишь каким-то чудом смог совершить экстренную посадку в расположении своих войск. Врачам удалось спасти летчику зрение, но в госпитале он пролежал долго и вернулся на фронт только в середине марта 1942 года.
Ко времени возвращения Францискета ситуация в Северной Африке снова изменилась: британское наступление было остановлено еще в январе, затем Люфтваффе мощными ударами с воздуха нейтрализовали вражескую базу на Мальте, и теперь немцы снова владели инициативой. Особенно обрадовали Людвига успехи Ханса-Йоахима Марсейля, который за время вынужденного отсутствия учителя уже обогнал его по числу одержанных в воздухе побед и тоже получил Рыцарский Крест. 11 апреля в сражении с австралийскими "Томахоками" из 4-й эскадрильи RAAF "Цирк" сбил своего 30-го по счету оппонента, а 1 июня получил звание хауптманна. В этот период успехи приходили к немецким летчикам легко, и господство Люфтваффе в небе над пустыней было почти безоговорочным. Однако тем же летом наступление Роммеля застопорилось под Эль-Аламейном, и тогда стало ясно, что свой шанс на победу в войне Германия и Италия все же не реализовали. Для I/JG 27 настоящая беда грянула 30 сентября 1942 года. В тот день ближе к полудню во время обычного воздушного патрулирования на истребителе Ханса-Йоахима Марсейля возникла неисправность, приведшая к возгоранию двигателя. Летчик попытался выпрыгнуть из самолета с парашютом, но в момент прыжка ударился о хвостовое оперение "Мессершмитта" и погиб. Для Людвига, первым прибывшего на место гибели "Йохена", случившееся стало особенно тяжелым ударом. К тому времени его ученик, которого называли уже "Звездой Африки", был вторым по результативности (после Германа Графа) летчиком-истребителем в мире и имел на личном счету 158 сбитых вражеских самолетов. Индивидуальный стиль боя, выработанный Марсейлем при деятельном участии Францискета, не был присущ более никому. И что особенно важно, в 1942 году именно Ханс-Йоахим взял на себя роль "острия рапиры" в I/JG 27 и одерживал для группы львиную долю воздушных побед, в то время как большинство прочих летчиков, по сути, занимались тем, что обеспечивали своему лучшему асу все условия для этого. Таким образом, с потерей Марсейля I/JG 27 лишилась очень значительной доли своего боевого потенциала.
А через месяц Людвиг и сам чуть было не повторил судьбу "Йохена". В тот день, 29 октября, он во главе первого штаффеля обеспечивал, как обычно, прикрытие пикирующих бомбардировщиков, когда над линией фронта соединение было атаковано большой группой британских "Спитфайров". Немецкие истребители смогли отстоять подопечных, но в ходе боя один из англичан смог зайти в хвост командирскому "Мессершмитту" и дать точную очередь. Пытаясь покинуть горящую машину, Францискет ударился о хвостовое оперение и получил тяжелый перелом ноги, однако не потерял сознание и успел вовремя открыть парашют. Полученная травма надолго вывела аса из строя, и в Африку он больше не вернулся. На тот момент времени на его счету числилось уже 39 сбитых самолетов противника. 
Восстановить здоровье и вернуться в небо Людвиг смог только к лету 1943 года. Сначала его назначили руководить штаффелем в учебной авиагруппе, занимавшейся подготовкой летного состава, но по здравом размышлении командование решило, что опыт и талант заслуженного ветерана достойны лучшего применения. Поэтому в июле "Цирк" отправился на курсы воздушных командиров, а по их окончании получил под свое начало всю первую группу эскадры JG 27 - ту самую, в составе которой прошел Африканскую кампанию. Как раз с этим периодом военной биографии аса связана еще одна необычная история:
В конце июля 1942 года, вскоре после капитуляции британского гарнизона крепости Тобрук, у летчиков I/JG 27 появился весьма примечательный сослуживец. Им стал бывший капрал 2-й Южноафриканской пехотной дивизии, негр по имени Мэтью Летулу. Оказавшись в плену, он изъявил желание помогать немецким летчикам в качестве водителя, на что те охотно согласились. В скором времени Мэтью познакомился и подружился с Хансом-Йоахимом Марсейлем, и был настолько впечатлен харизмой "Йохена", что по собственной инициативе стал выполнять при нем обязанности денщика и личного шофера. После гибели Марсейля именно Францискет, как наиболее близкий друг и учитель павшего героя, взял на себя заботу об африканце, и тот, в свою очередь, стал Людвигу добрым товарищем. Летулу оставался частью фронтового содружества первой группы 27-й эскадры до середины 1944 года, и только когда исход войны стал уже совершенно очевидным, командир перевел Мэтью в лагерь для военнопленных и выправил ему документы так, чтобы потом у капрала не возникло проблем на родине. Впрочем, такие опасения оказались напрасными - по окончании боевых действий Маттиас, как называли его на свой манер немецкие друзья, не подвергался никаким преследованиям и даже стал знаменитым, когда подробности его эпопеи, связанной с JG 27, стали достоянием широкой общественности. Известно также, что в дальнейшем Летулу неоднократно приезжал на встречи ветеранов эскадры в Германию. В последний раз он лично встречался с Францискетом на подобном собрании уже в 1984 году.


Ханс-Йоахим Марсейль и добровольный помощник группы I/JG 27 - чернокожий капрал Мэтью Летулу, сентябрь 1942 года.

А пока летом 1943 года I/JG 27 предстояло освоить новое амплуа - теперь ее задачей стала защита территории Рейха от налетов армад американских стратегических бомбардировщиков. 24 июля группа перебазировалась на аэродром Мюнстер-Хандорф и приступила к боевой работе. Вместо прежних Bf-109G-2 летчики получили новые Bf-109G-6 - более скоростную и высотную  модификацию хорошо знакомого "Мессершмитта", к тому же с усиленным вооружением. В сражениях против американцев это имело очень большое значение, поскольку "Летающие крепости" ходили на большой высоте, были хорошо защищены и отличались высокой прочностью конструкции. Если в прежних воздушных боях немцы могли уверенно полагаться на свое высокое мастерство и качество германской техники, то теперь даже самым опытным асам приходилось во многом уповать на везение - каждый четырехмоторный бомбардировщик имел от 10 до 13 крупнокалиберных пулеметов в поворотных установках с большими углами обстрела, а каждая американская боевая группа состояла из 36 машин. Это означало, что атакующих будет встречать стена огня из как минимум 360 пулеметов, стреляющих во всех направлениях. В таких условиях бортстрелки "Либерейторов" и "Крепостей" могли даже особо не целиться. Именно поэтому первую атаку немецкие истребители старались проводить в лоб, поскольку с передней полусферы "боевые коробочки" противника были не так хорошо защищены, а в случае успешного выведения из строя нескольких бомбардировщиков взаимодействие между остальными ослабевало и вся формация в целом становилась более уязвимой.
До начала осени Людвиг практически не участвовал в боях, поскольку психологическое состояние аса оставляло желать много лучшего - в июле на Восточном фронте погиб его младший брат Макс, который тоже служил в Люфтваффе и летал на двухмоторном истребителе Bf-110. Эмоциональная связь, существовавшая между братьями, была настолько сильной, что с этой потерей Францискет-старший так и не смог смириться до самого конца своей жизни. И все же в сентябре он постарался прийти в себя настолько, чтобы лично водить своих подчиненных в сражения, особенно если речь шла об отражении наиболее крупных неприятельских налетов. Так, 14 октября "Цирк" стал участником грандиозной воздушной баталии над Швайнфуртом, в которой сошлись 291 американский и более 400 германских самолетов. В 14:50 летчики I/JG 27 во главе со своим командиром атаковали одно из соединений "Летающих крепостей" и в течение следующих 15 минут сбили пять бомбардировщиков, а еще четырем нанесли тяжелые повреждения. Ответным огнем неприятельских бортстрелков было повержено четыре "Мессершмитта", но по счастью, никто из пилотов группы не погиб, и только двое получили ранения. Общий же итог сражения оказался для заокеанских авиаторов очень неутешительным - они потеряли безвозвратно 77 своих четырехмоторных машин, а еще 121 вернулась на аэродромы с повреждениями. Немецкие потери составили 38 сбитых и 20 поврежденных истребителей. После этой битвы американские бомбардировщики не появлялись в небе над Германией до февраля 1944 года. Что же касается Францискета, то его собственный боевой счет пополнили две "Летающих крепости", одну из которых он отправил к земле в ходе первой лобовой атаки.
К весне 1944 года американцы сменили тактику своих воздушных рейдов - теперь соединения четырехмоторных бомбардировщиков всегда шли под прикрытием истребителей "Мустанг", имевших большую дальность полета. Это стало для немецких летчиков очень неприятным сюрпризом и вызвало рост потерь, но Люфтваффе продолжали стойко сражаться, невзирая ни на что. 12 мая в бою над Эшборном в ходе атаки на строй "Летающих крепостей" самолет Людвига попал под перекрестный огонь вражеских стрелков и загорелся. Тяжело раненый прямым попаданием крупнокалиберной пули ас с огромным трудом смог выпрыгнуть из обреченной машины и раскрыть парашют, а затем потерял сознание. К счастью, на место его приземления быстро прибыли медики, и жизнь "Цирка" в который раз была спасена, хотя полученное ранение уложило его в госпиталь почти до конца лета. После выписки Францискет еще раз побывал на курсах подготовки командного состава в Кенигсберге, и осенью вернулся в родную эскадру. 6 октября он смог сбить еще два четырехмоторных американских бомбардировщика, и это были последние победы, одержанные асом во Второй мировой войне. 15 декабря он получил звание майора, а в канун нового 1945 года вступил в командование всей эскадрой JG 27, на какой должности и оставался до момента окончания войны в Европе.  


Людвиг Францискет пилотирует свой Bf-109G-6/R-6 в небе над Германией, весна 1944 года.

Подобно всем своим соотечественникам, Людвиг очень тяжело переживал поражение Германии, но все же видел в наступившем наконец мире новые надежды. Годы жестоких сражений остались позади, и теперь бывший летчик мог, наконец, посвятить себя тому, о чем мечтал в юности. Восстановив для начала физическое и душевное здоровье, изрядно подорванные за время войны, он поступил в Мюнстерский университет и блестяще окончил его, став дипломированным ученым-биологом. Работая вместе со своим учителем и наставником, известным зоологом и нейрофизиологом, профессором Бернардом Реншем, Францискет сделал себе имя в научном сообществе и стал автором ряда исследовательских работ, посвященных коралловым полипам и рифообразованию. Причем Людвиг отнюдь не являлся кабинетным ученым, и в ходе своих изысканий не раз участвовал в морских экспедициях к островам Индийского и Тихого океанов. В начале этого периода своей жизни он обрел верного друга и прекрасного помощника в лице Урсулы Фассе, с которой сочетался браком 25 августа 1954 года. Его выбор оказался правильным, и супруги счастливо прожили вместе все время, что им отвела судьба. Вершиной же научной карьеры доктора Францискета стали профессорское звание и должность директора Мюнстерского музея естественной истории, которую "Цирк" занимал до конца своих дней. Умер Людвиг Францискет в Мюнстере 23 ноября 1988 года.
Жизненный путь этого замечательного во всех отношениях человека был поистине славным и достойным почтения. Будучи летчиком-истребителем, Людвиг Францискет отважно сражался на фронтах Второй мировой войны, совершив более 500 боевых вылетов и сбив в воздушных боях 43 вражеских самолета. Именно ему обязана своим рождением легенда "Звезды Африки" - Ханса-Йоахима Марсейля, который при иных обстоятельствах, возможно, так и остался бы одним из множества почти никому не известных рядовых пилотов. В послевоенное время Людвиг еще раз наглядно продемонстрировал всю многогранность своих талантов, заняв более, чем достойное место в мире науки. И что бы он ни делал и в каком амплуа ни выступал, его всегда вело вперед высочайшее благородство души, которое прежде всех остальных качеств делало Францискета тем образцом Человека, к какому только возможно стремиться.

Tags: Вторая мировая война, Люди и подвиги, авиация
Subscribe

  • Юлиус Буклер (Julius Buckler) ч.1

    Юлиус Буклер, один из самых отважных авиаторов Великой войны, родился 28 марта 1894 года в городе Майнц, что в те времена входил в состав…

  • Юлиус Буклер (Julius Buckler) ч.2

    Юлиус Буклер у крыла своего истребителя "Albatros D-V", лето 1917 года. Полностью излечившись, Юлиус вернулся в эскадрилью 21 сентября…

  • Танкоремонтники на передовой (фотографии)

    Передовая ремонтная база 18-й танковой дивизии Вермахта. Беларусь, июль 1941 года. Ремонтники 18-й танковой дивизии Вермахта устраняют…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments