deutscher_stolz (deutscher_stolz) wrote,
deutscher_stolz
deutscher_stolz

Categories:

Людвиг Францискет (Ludwig Franzisket) ч.1



Людвиг Францискет, известный германский ученый и летчик-истребитель Второй мировой войны, родился 16 июня 1917 года в Дюссельдорфе. Уже в ранней юности он проявлял незаурядные интеллектуальные способности и очень большой интерес к сфере естественных наук, так что мало кто сомневался, что молодого человека ждет яркое будущее именно на научном поприще. Но все же Людвиг, как и многие другие его сверстники, оказался очарован еще и авиацией, переживавшей в 30-е годы период бурного расцвета, так что по окончании средней школы он, после немалой внутренней борьбы, выбрал стезю пилота и поступил в школу летчиков. Принятое решение не разочаровало - Францискет легко постигал все тонкости летного мастерства, а наставники отзывались о нем, как о дисциплинированном, подающем большие надежды авиаторе. В конце 1938 года обучение закончилось, и молодой фенрих направился для прохождения службы в эскадру JG 26, а спустя несколько месяцев получил перевод в JG 1, в составе которой и встретил начало Второй мировой войны.
В ходе Польской кампании истребителям первого штаффеля, среди которых был и Людвиг, так и не довелось вступить в битву, как не случилось сделать этого и в первые четыре месяца 1940 года, когда I/JG 1 базировалась уже на аэродроме Гюмних неподалеку от бельгийской границы. Впрочем, пилотам такое положение дел было только на руку, поскольку они могли посвятить больше времени тренировкам, улучшению взаимодействия друг с другом, формированию постоянных боевых пар и звеньев, изучению театра военных действий. Наконец, 10 мая 1940 года началось германское наступление на Западном фронте, и личному составу JG 1 пришла пора показать, на что способны они и их "Мессершмитты".

Первый день сражения не принес штаффелю ни побед, ни потерь, хотя уже четко стало ясно, что эта война не будет легкой прогулкой, а силы и мастерство противника весьма велики. На следующий же день Францискету и его товарищам пришлось встретиться в бою и с бельгийскими, и с французскими летчиками. 11 мая пилоты 1./JG 1 поднялись в воздух вскоре после рассвета - их задачей являлось прикрытие имеющих огромное значение для успеха всей кампании захваченных накануне мостов через Альберт-канал, по которым на вражескую территорию непрерывным потоком шли сухопутные войска. "Мессершмитты" подоспели как раз вовремя: около 6:40 утра над районом переправ показались девять бельгийских легких бомбардировщиков "Бэттл", идущих под прикрытием шести "Гладиаторов" из эскадрильи 1/I/2. Несмотря на то, что немецких истребителей было вдвое больше, шестеро бельгийцев отважно атаковали врага, всеми силами стремясь не пропустить его к очень уязвимым тихоходным "Бэттлам". В небе над Альберт-каналом началась яростная битва, однако имевшие великолепную маневренность на виражах "Гладиаторы" очень серьезно уступали германским Bf-109 E-3 на вертикальных маневрах, а также по скорости и мощности вооружения, поэтому и шансы у них были невысоки. Людвиг Францискет первым среди своих товарищей смог поймать в прицел неприятельскую машину и одной короткой очередью сбил ее. Его противник, сержант Денис Ролин, выпрыгнул с парашютом и был взят в плен немецкими солдатами. В течение следующих семи минут были повержены еще три "Гладиатора", и лишь пилотам двух удалось вернуться на свой аэродром на тяжело поврежденных самолетах. Немецкие истребители потерь не имели, но им так и не удалось предотвратить прорыв бомбардировщиков к переправам. Впрочем, больших неприятностей это не принесло: над целью бельгийцев встретил такой плотный и точный зенитный огонь, что всего за пять минут шесть из девяти "Бэттлов" оказались сбитыми, и лишь одна бомба небольшого калибра попала в Вельдвезельтский мост, нанеся ему незначительные повреждения.
Следующий случай отличиться представился Людвигу и его товарищам во второй половине дня, когда они нанесли удар по бельгийскому аэродрому Женеф, расположенному в 15 километрах к западу от Льежа. Незадолго до этого туда уже наведались штурмовики "Хеншель-123", так что к моменту появления "Мессершмиттов" оборона была изрядно дезорганизована. Германские истребители несколько раз атаковали с бреющего полета, обстреляв аэродромные сооружения и стоящие на летном поле самолеты, после чего без потерь ушли на свою базу. В результате налета было уничтожено и повреждено несколько старых легких бомбардировщиков "Фокс" британского производства, что стало для бельгийцев не слишком большой утратой, благо жертв среди наземного персонала и летного состава им удалось избежать. А летчики из 1./JG 1 могли поздравить друг друга с очередным успехом.
Сразу после дозаправки и пополнения боекомплекта штаффель опять поднялся в воздух, и снова в его задачу входило прикрытие тех же самых мостов через Альберт-канал, что и с утра. Противник не заставил себя долго ждать - около 19:50 в небе появилась группа из 10 французских бомбардировщиков LeO-451, идущая в сопровождении 18 истребителей MS-406. Но на сей раз немцы не собирались допускать той же ошибки, что совершили в первом бою. Четыре пары "Мессершмиттов" атаковали прикрытие, в то время как еще две пары занялись бомбардировщиками, не давая тем прицельно сбросить свой груз на мосты. Успех был полным: хотя французы имели численное превосходство, в первом же заходе Францискет и командир штаффеля Вильгельм Бальтазар сбили по одному "Морану", деморализовав вражеский эскорт и заставив пилотов противника больше думать о собственном спасении, чем о защите тяжелых машин. Последние же, оказавшись перед необходимостью одновременно отбиваться от наседающей четверки немецких истребителей и уклоняться от огня зениток, отбомбились неточно, потеряв при этом три самолета.
Итог дня не мог не воодушевлять: в воздушных боях пилотами штаффеля было сбито 12 неприятельских машин, и еще 9 удалось вывести из строя во время атаки на бельгийский аэродром. При этом 1./JG 1 не потерял ни одного человека и ни одного "Мессершмитта", хотя урон, понесенный 11 мая другими эскадрами Люфтваффе, особенно бомбардировочными, оказался весьма существенным.
Затем были новые сражения и новые победы. Германские войска во Франции быстро продвигались вперед, и истребителям то и дело приходилось перебазироваться на другие аэродромы поближе к линии фронта, чтобы сократить время подлета к своим целям и зонам прикрытия. 22 мая JG 1 перелетела на бывшую французскую авиабазу Тюпиньи, а уже на следующий день Людвигу довелось сразиться с новым противником - британскими авиаторами. Вскоре после полудня две четверки "Мессершмиттов" из 1-го и 2-го штаффелей отправились на "свободную охоту" в район Дуэ, где обнаружили летящую в сторону побережья группу бомбардировщиков "Блэнхейм", сопровождаемую эскадрильей истребителей "Харрикейн". Немцы попытались прорваться к бомбардировщикам, но вражеский эскорт оказался начеку и яростно бросился защищать своих подопечных. Летчики Люфтваффе превосходили англичан и по уровню мастерства, и по качеству самолетов, так что тем пришлось компенсировать данные недостатки личной отвагой, которая оказалась выше всяких похвал. В ходе продолжавшегося почти 20 минут сражения 242-я эскадрилья Королевских ВВС (а это была именно она) не дала противникам ни малейшего шанса атаковать "Бленхеймы", а один из ее бойцов, пайлот-офицер Роберт Грассик, даже сумел сбить два Bf-109E. За этот успех британцы заплатили четырьмя "Харрикейнами". Немцы же посчитали, что уничтожили шесть вражеских самолетов, два из которых пошли на счет Францискета. Однако детальный анализ боя показывает, что на самом деле Людвиг одержал победу лишь над одним. Пилот машины, канадец Джон Уильям Граафстра, был, судя по всему, убит снарядом, попавшим в кабину, поскольку даже не пытался выпрыгнуть из падающего истребителя.
Первый настоящий "дубль" Францискету удалось сделать несколько позже, 5 июня. И этот бой снова оказался для него и его товарищей весьма примечательным. В первой половине дня летчики 1./JG 1 отправились на прикрытие наступавших в районе Перонна танковых частей и вскоре обнаружили две эскадрильи приближающихся к району патрулирования двухмоторных самолетов, идентифицированных как LeO-451. На самом же деле это были штурмовики "Бреге-693" - скоростные и хорошо вооруженные машины, имевшие в носовой части внушительную батарею из 20-мм автоматической пушки и пары пулеметов. Эскорт им обеспечивали несколько "Моранов", так что немцам пришлось разделить силы: три пары "Мессершмиттов" должны были сковать боем истребителей, а еще три - атаковать штурмовики. План сработал на сто процентов. Ударная группа, в которую входил и Людвиг, безо всяких помех обрушилась на французов в тот самый момент, когда те уже изготовились к бомбометанию. В следующие 10 минут семь штурмовиков оказались сбитыми, а остальные в беспорядке покинули место сражения при том, что с германской стороны не пострадали ни один пилот и ни один самолет. Героем дня стал командир штаффеля Вильгельм Бальтазар, записавший на свой счет три вражеских машины. Францискет же одержал две победы, зато какие! Пилотом первого поверженного им "Бреге" оказался тогда еще мало кому известный лейтенант, граф Гастон Бонье де Поль де Сен-Марсо. Три года спустя этот офицер окажется в Советском Союзе, где будет воевать в составе знаменитого авиаполка "Нормандия", удостоится ордена Почетного Легиона, после войны продолжит службу во французской авиации и выйдет в отставку в середине 60-х годов в звании генерал-майора. Вторым самолетом управлял командир эскадрильи 3/54 капитан Жэне. Как и граф де Сен-Марсо, он остался жив и даже оставил воспоминания о своем поединке с немецким асом:

"Я увидел, как одна из машин моей эскадрильи стала падать, объятая пламенем. В мой самолет тоже попали, и он загорелся с обеих сторон. Германские пули колотили по нему со звуком града, бьющего в оконное стекло. Мой стрелок прекратил ответный огонь почти сразу, я больше не видел его в зеркале. Но задание еще не выполнено, и это нужно сделать - огонь изо всех стволов, бомбы летят на колонну в 20 метрах внизу. Разворачиваюсь на малой высоте - там горит хорошо. Но горят и топливные баки, а до линии фронта еще 20 километров!!! Перелетаю над верхушками деревьев и линией электропередач. Вот и дорога на Амьен. Все еще держусь в воздухе. Еще одна линия деревьев, еще один прыжок, но на этот раз я плюхаюсь на землю - моторы уже не тянут..."


Выгоревшие останки одного из бельгийских истребителей "Гладиатор", сбитых Людвигом Францискетом и его товарищами в воздушном бою 11 мая 1940 года над Альберт-каналом.

Французская кампания окончилась полной победой германских войск, и пилоты первой группы эскадры JG 1 показали себя в сражении с самой лучшей стороны. Людвиг Францискет с девятью победами на личном счету стал вторым по результативности в своем подразделении, а лидером оказался хауптманн Вильгельм Бальтазар, сбивший 23 вражеских самолета и опередивший по этому показателю вообще всех асов-истребителей Люфтваффе! Однако в июле пути этих двух замечательных летчиков разошлись: Бальтазар получил перевод в эскадру JG 3 и возглавил ее третью группу, а I/JG 1 в рамках реорганизации частей Люфтваффе была включена в состав 27-й эскадры и получила новый номер III/JG 27.Теперь Людвигу и его товарищам предстояли тяжелые бои против асов Британской империи в грандиозной воздушной баталии, вошедшей в историю, как Битва за Британию.
Первый бой над английским побережьем состоялся уже 11 июля 1940 года, когда восемь "Мессершмиттов" из III/JG 27 прикрывали атаку пикирующих бомбардировщиков Ju-87 на морской конвой в районе  Портленда. Британцы, вовремя обнаружившие приближающегося противника при помощи радарной станции в Вентноре, подняли наперехват шесть истребителей 609-й эскадрильи, но когда "Спитфайры" попытались напасть на немецкое соединение, сверху на них обрушились "стодевятые". Францискет сразу же оказался "на хвосте" у одного из англичан, и после нескольких точных очередей самолет его визави загорелся и начал падать. Раненый и получивший ожоги пилот, флайт-лейтенант Баррон, смог выпрыгнуть с парашютом, но помощь к нему пришла слишком поздно. Храбрый авиатор потерял много крови прежде, чем был доставлен в госпиталь, и вскоре скончался от полученных ранений. Второй "Спитфайр" в этом бою был сбит обер-лейтенантом Максом Добиславом, и затем британцы отказались от дальнейших атак и предпочли ретироваться. Все "Юнкерсы" и "Мессершмитты" вернулись на аэродромы без потерь, однако и эффективность налета оказалась невелика - из-за противодействия истребителей Королевских ВВС и зенитного огня пикировщики не смогли отбомбиться точно, и единственным потопленным ими кораблем стала вооруженная двумя пушками 1100-тонная моторная яхта "Уорриор", мобилизованная для несения патрульной службы.
8 августа сражение в небе над Ла-Маншем достигло наивысшего накала - в этот день рано утром германская радарная станция обнаружила возле южного побережья Англии конвой CW-9, состоящий из 26 транспортов, и как раз на его уничтожение Люфтваффе бросили все имевшиеся под рукой пикирующие бомбардировщики Ju-87. "Мессершмитты" из III/JG 27 должны были, по замыслу операции, прикрыть вторую ударную волну "Юнкерсов", когда та атакует корабли к востоку от острова Уайт сразу после полудня. Как только германское соединение вышло на цель, выяснилось, что ни одного британского истребителя в воздухе нет, поэтому пикировщики практически беспрепятственно нанесли удар, потопив три транспорта из состава конвоя. Но не успели Ju-87 снова собраться в строй и повернуть на свои базы, как с севера показалась большая группа самолетов, состоявшая из 30 "Харрикейнов" и "Спитфайров". Избежать боя было уже невозможно, так что Людвиг Францискет и его товарищи тут же бросились наперерез врагу, стремясь защитить свои бомбардировщики. Удача снова оказалась на стороне немцев: хотя против них сражались летчики сразу из четырех эскадрилий Королевских ВВС, в основном это были еще "зеленые" сержанты, имевшие совсем небольшой опыт. Поэтому гораздо более искушенные в воздушных баталиях асы 27-й эскадры на своих великолепных Bf-109E позволили англичанам провести всего одну атаку на "Юнкерсы", после чего плотно взяли их в оборот. Спустя 20 минут истребители Туманного Альбиона, потеряв пять "Харрикейнов", вышли из боя, а все германские машины наконец-то смогли повернуть к Франции, тем более что топлива в их бензобаках уже едва хватало на обратный путь. В этом бою Людвиг одержал свою очередную, уже одиннадцатую по счету победу - "Харрикейн" из 257-й эскадрильи RAF. Точно указать имя его противника вряд ли возможно, поскольку сразу три самолета из этой эскадрильи были сбиты тремя разными немецкими летчиками практически одновременно. И снова прикрываемые бомбардировщики не понесли безвозвратных потерь, хотя несколько "Юнкерсов" и "Мессершмиттов" получили повреждения от вражеского огня и затем совершили вынужденные посадки на своей территории. Другим соединениям, участвовавшим в атаках на CW-9, повезло гораздо меньше - в ходе еще двух воздушных налетов немцы потеряли 8 истребителей Bf-109, 1 двухмоторный истребитель Bf-110 и 7 пикировщиков Ju-87. Общие же безвозвратные потери англичан составили 14 истребителей. Что касается транспортов конвоя, то четыре были потоплены в результате попаданий бомб, еще три стали жертвами атаки германских торпедных катеров, а большая часть из оставшихся получила различные повреждения.
В этих и множестве других воздушных сражений раскрылась в полной мере одна характерная особенность боевого мастерства Людвига Францискета - он оказался великолепным специалистом по части ближнего сопровождения бомбардировщиков. Хорошая наблюдательность позволяла ему всегда вовремя замечать новые угрозы, возникавшие для подопечных, а внутренняя дисциплина и выдержка способствовали тому, что ас не отрывался далеко от "больших приятелей" даже тогда, когда преследование противника сулило очередную личную победу. Командование эскадры обратило внимание на эти черты одного из лучших своих летчиков, так что начиная с лета 1940 года Францискета стали все чаще включать в состав групп непосредственного эскорта. И пусть в ходе выполнения таких заданий шансы сбить вражеский самолет были не особенно велики, зато благодарность спасенных Людвигом экипажей бомбардировщиков была для него дороже любых наград.
К концу сентября уже стало ясно, что в Битве за Британию англичане одержали победу, а Третий Рейх потерпел первое крупное поражение во Второй мировой войне. Возникла патовая ситуация, когда ни одна из сторон не могла решительно завладеть инициативой и вести наступательные действия на западе, но для Германии такое положение дел было опаснее, поскольку передышка позволяла противнику увеличивать военную мощь, использовать преимущества своего огромного экономического потенциала и фактор морского доминирования. Создавались все предпосылки для того, чтобы в дальнейшем сражающиеся страны начали искать решение на других театрах военных действий.
За время боев над Ла-Маншем и английским побережьем Людвиг Францискет сбил пять вражеских самолетов, и теперь счет его личных побед достиг 14. Успехи аса не остались без внимания, так что в первый день октября он получил повышение и был назначен на должность адьютанта первой группы эскадры JG 27, которой командовал хауптманн Эдуард Нойманн. Тогда же группа была снята с передовой и отправлена на авиабазу Штаде для отдыха и пополнения. Следующие пять месяцев Людвиг наслаждался пребыванием в тылу вдали от фронта, однако война продолжалась, и вскоре летчикам I/JG 27 снова предстояло вступить в бой. Теперь они должны были сразиться с британцами не на европейском континенте, а в небе Северной Африки.


Людвиг Францискет на своем Bf-109E-7/trop сопровождает пикирующие бомбардировщики Ju-87B из группы II/St.G 2. Северная Африка, лето 1941 года.

Наземный персонал I/JG 27 оказался в Африке раньше, чем летчики, и произошло это еще в середине марта. А 15 апреля 1941 года на аэродром Эль-Газала приземлились первые "Мессершмитты", прошедшие специальное переоборудование для ведения боевых действий в условиях африканских пустынь. Впрочем, новый пункт базирования назвать аэродромом можно было лишь довольно условно - летное поле представляло из себя просто ровную площадку, очищенную от камней и кустарника, а пилоты и механики вынуждены были жить в палатках и импровизированных деревянных домиках, больше напоминавших сараи. Помимо дефицита пресной воды, немцы периодически испытывали недостаток в полноценном питании - из продуктов чаще всего имелись в наличии только итальянские консервированные сардины, сыр и свинина. Поэтому неудивительно, что местные арабские торговцы, продававшие военным свежие фрукты, рыбу и яйца, считались в эль-Газале едва ли не самыми желанными гостями. Постоянно возникало и множество других проблем, совершенно непривычных для жителей Центральной Европы. О своих первых впечатлениях от Африки сам Людвиг вспоминал потом так:

"Поначалу я думал, что это рай. Но вскоре осознал, что мы попали в ад, причем такой же жаркий, как настоящий! Я всегда жутко боялся змей, а здесь они нам попадались. Гадюки, а порой даже и кобры. Скорпионы были настоящей проблемой, и мы постоянно проверяли свою обувь. Я вешал свои ботинки на верхушку палатки, повыше от земли."

В таких условиях прежние понятия летчиков о дисциплине претерпели существенную трансформацию, и этому не в последнюю очередь способствовал командир группы Эдуард Нойманн. Умный, внимательный и вполне демократичный, он всегда четко знал, где и какие послабления можно сделать для того, чтобы его подчиненные чувствовали себя сколь можно комфортно даже в таких непростых условиях. Поэтому со стороны могло показаться, что над I/JG 27 витает весьма ощутимый дух анархии. Да и сам Нойманн при случае проявлял себя, как человек экстравагантный. Например, в качестве штабного помещения он использовал цирковой фургон, найденный где-то во Франции летом 1940 года, с которым не расставался, считая чем-то вроде счастливого талисмана группы. На стенах этого фургона по прибытии в Африку были изображены различные сцены из жизни негров, причем каждому нарисованному персонажу соответствовал вполне реальный летчик из I/JG 27, а количество пальмовых листьев на набедренных повязках и украшениях обозначало число сбитых вражеских самолетов на личном счету. Всем подчиненным нравились командирские причуды, хотя Францискет, как один из наиболее возрастных и авторитетных офицеров, частенько ворчал (впрочем, больше "для порядка"), что все это "безобразие" делает боевое подразделение больше похожим на цирк:

"По здравому размышлению, мы больше напоминали цыганский табор, нежели хорошо организованное и дисциплинированное германское подразделение. Это было довольно комично. Нойманн везде таскал свой фургон, служивший ему штабом. Все, что нам было нужно - это несколько экзотических животных, и тогда мы могли бы продавать билеты на представления. Клоуны у нас уже имелись."

Видимо, именно в то время и из-за этого самого периодического ворчания к Людвигу "приклеилось" прозвище "Цирк" ("Zirkus"), которое так и сохранилось за ним на протяжении всей войны.
И хотя на своей базе летчики, быть может, и напоминали цирковых клоунов, в воздухе они преображались, и их противникам становилось не до смеха. Первый бой против англичан на новом театре военных действий состоялся 19 апреля, а 23-го представился случай пополнить счет побед и Францискету. Ближе к полудню он вылетел во главе первого штаффеля на прикрытие группы пикирующих бомбардировщиков Ju-87, наносивших удар по крепости Тобрук. Уже практически над целью соединение атаковали семь истребителей "Харрикейн" из 73-й эскадрильи RAF, но пилоты "Мессершмиттов" были начеку. В очень непростом сражении, продолжавшемся 20 минут, они не только не позволили британцам помешать бомбардировке, но и сбили четыре вражеских самолета. Два из них попали под огонь Людвига Францискета, а еще два записал в свой актив лейтенант Ханс-Юрген фон Меллер. Единственной потерей с немецкой стороны стал Bf-109E, пилот которого, фельдфебель Вернер Ланге, погиб.
Теперь на счету у Людвига стало 16 вражеских самолетов - больше, чем у кого-либо еще в I/JG 27. До рубежа в 20 побед оставалось совсем немного, а там уже аса ожидало награждение Рыцарским Крестом, которое свидетельствовало о принадлежности к военной элите. Но прежде, чем все это стало явью, прошло еще целых три месяца - специфика боевой работы "Цирка", заключавшаяся главным образом в непосредственном сопровождении бомбардировщиков, оставляла не так уж много шансов сбить очередного неприятеля. Зато Францискету удалось сделать нечто гораздо более важное, и это было связано с появившимся недавно в составе группы молодым пилотом, которого звали Ханс-Йоахим Марсейль.
Марсейль, или "Йохен", как по-дружески называли его все товарищи, являл собою очень сложную и противоречивую натуру. Блестящий пилот-виртуоз и воздушный снайпер, один из лучших учеников легендарного аса Великой войны Юлиуса Ариги, он, тем не менее, с полным пренебрежением относился ко всякой дисциплине, что сводило на нет все его качества бойца. Воздушные бои Ханс-Йоахим воспринимал как своего рода спорт, только более опасный, чем обычно, для самого спортсмена, и такой подход роднил его с некоторыми летчиками-истребителями Первой мировой - такими, к примеру, как Жорж Гинемер. Но, в отличие от легендарного француза, в сражениях молодой немец настолько увлекался, что терял всякую осмотрительность, так что редко бывали случаи, когда в "Мессершмитте" Марсейля после встречи с противником не находилось пробоин. Людвиг впервые обратил внимание на этого странного человека все в тот же день 23 апреля 1941 года, когда во втором боевом вылете тот лихо сбил неприятеля, но тут же оторвался от группы, пропустил атаку сзади и едва не погиб. По возвращении на аэродром Францискет пообщался с "Йохеном", быстро понял его суть и в конце концов взял под личную опеку, чтобы превратить его слабые на первый взгляд стороны в источник силы и сделать из "гадкого утенка" великого аса-истребителя. Здесь он нашел полную поддержку и понимание со стороны Эдуарда Нойманна, и в конце концов добился своего, хотя затратил на это очень много времени и сил. К началу 1942 года, благодаря помощи и поддержке "Цирка", Марсейль превратился в поистине совершенное оружие и вскоре стал самым результативным летчиком-истребителем Африканского фронта. А ведь порой учителю приходилось очень непросто с таким учеником, поскольку для Ханса-Йоахима, по большому счету, не существовало настолько значимых авторитетов, чтобы нельзя было сделать их объектом шуток, причем не всегда добрых. Так, узнав, что Людвиг очень боится змей, Марсейль разыграл его следующим образом:

"Однажды я проснулся в ужасе от того, что почувствовал, как что-то ползет по задней стороне моей шеи. Я застыл, глаза мои широко раскрылись. Выносить это я больше не мог, так что с воплем вскочил, проломился прямо через стенку палатки и помчался прочь, что было сил. Мои соседи по палатке заходились сатанинским хохотом, и тогда я остановился и увидел Марсейля. Оказалось, он взял порванный приводной ремень от машины и водил им по мне, как если бы это была ползущая змея. Я хотел убить этого парня на месте и погнался за ним вокруг нашего лагеря, но поймать так и не смог. Он бегал слишком быстро."

И все же, несмотря на все выходки "Йохена", Людвиг всегда относился к нему с большой симпатией и уважением, поскольку как никто другой из боевых товарищей умел видеть незаурядность Марсейля и его замечательные личные качества:

"Он был очень склонным к состязательности во всем, что бы ни делал, будь то сражения, шахматы или карточные игры. Его менталитет одиночки вовсе не означал, что он не может сдружиться или сработаться с людьми. На самом деле он любил людей, был веселым и дружелюбным, и наверное, мог даже стать великолепным социальным работником. Его проблемой являлось то, что в стремлении доказывать что-либо самому себе он шел на глупый риск, почему Нойманн и хотел вызвать его на серьезный разговор. Именно поэтому от него постарались избавиться и все предыдущие командиры. Они просто не смогли его понять, видели только негодного пилота, который делает лишь так, как ему захочется и подвергает при этом риску остальных."


Людвиг Францискет позирует на фоне своего "Мессершмитта". На киль самолета нанесены отметки, свидетельствующие о 23 воздушных победах, одержанных асом. Северная Африка, осень 1941 года.
Tags: Вторая мировая война, Люди и подвиги, авиация
Subscribe

  • Юлиус Буклер (Julius Buckler) ч.1

    Юлиус Буклер, один из самых отважных авиаторов Великой войны, родился 28 марта 1894 года в городе Майнц, что в те времена входил в состав…

  • Юлиус Буклер (Julius Buckler) ч.2

    Юлиус Буклер у крыла своего истребителя "Albatros D-V", лето 1917 года. Полностью излечившись, Юлиус вернулся в эскадрилью 21 сентября…

  • Танкоремонтники на передовой (фотографии)

    Передовая ремонтная база 18-й танковой дивизии Вермахта. Беларусь, июль 1941 года. Ремонтники 18-й танковой дивизии Вермахта устраняют…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments