deutscher_stolz (deutscher_stolz) wrote,
deutscher_stolz
deutscher_stolz

Categories:

Карл фон Мюллер (Karl von Müller)



Карл Фридрих Макс фон Мюллер, один из самых известных морских корсаров в мировой истории, родился 16 июня 1873 года в Ганновере в семье полковника прусской армии. Отец Карла в 1870 году участвовал в победоносной войне против Франции, имел боевые награды, так что и для младшего фон Мюллера военная карьера представлялась делом почти очевидным. И действительно, в возрасте 18 лет Карл подал заявление в военную академию города Плоэн, что в земле Шлезвиг-Гольштейн, однако вскоре несколько изменил свое решение и перевелся из сухопутных войск во флот. Как оказалось впоследствии, молодой фон Мюллер сделал совершенно правильный выбор.
После прохождения первоначального курса обучения, Карл в числе прочих выпускников совершил плавание к берегам Америки на борту броненосного фрегата "Гнайзенау", а затем, в 1894 году, получил должность офицера-сигнальщика на линкоре "Баден". Вскоре фон Мюллер был произведен в обер-лейтенанты и отправлен для дальнейшего прохождения службы на легкий крейсер "Швальбе". Этот корабль скорее являлся быстроходной канонерской лодкой, чем полноценным крейсером, и предназначался для действий в колониях, поэтому обеспечивал военное присутствие в германской части Восточной Африки (нынешней Танзании). В Африке Карл прослужил до 1900 года, и на родину вернулся уже больным малярией. Причем до конца от болезни ему избавиться так и не удалось, и она преследовала его то и дело в течение всей жизни. По возвращении из заграничного вояжа фон Мюллер служил некоторое время вторым артиллерийским офицером на линкоре "Кайзер Вильгельм II", но затем, ввиду как хороших командирских задатков, так и подорванного в период пребывания в Африке здоровья, был переведен в штаб адмирала принца Генриха Прусского. В 1908 году способный офицер получил звание корветтенкапитана, и тогда же его новым местом службы стал берлинский Военно-морской департамент, которым руководил легендарный адмирал Альфред фон Тирпиц.
Фон Мюллер вернулся на действующий флот весной 1913 года, когда получил под свое командование новый легкий крейсер "Эмден". И именно на этой должности ему суждено было вписать одну из самых славных страниц в историю германского флота. Уже в первые месяцы службы на "Эмдене" Карл сумел отличиться. Во время подавления восстания в Нанкине (а "Эмден" был приписан к Тихоокеанской эскадре) он проявил большую личную храбрость, инициативу и мастерство, за что и был награжден Рыцарским крестом ордена дома Хоэнцоллернов с Мечами, а о смелых действиях немецкого капитана и его команды писали тогда практически все европейские газеты. Перед самым началом Первой мировой войны крейсер перешел в германскую базу Циндао, что на территории Китая, и известие о начале боевых действий его экипаж получил 2 августа 1914 года во время одиночного плавания в Желтом море.


Крейсер "Эмден" на якорной стоянке в Циндао, август 1914 года.

Помимо Британии, Франции и России противником Германии в той войне была и Япония, имевшая довольно мощный флот. Поэтому вблизи ее берегов немецкому легкому крейсеру следовало бы проявлять особую осторожность и поскорее отправляться на соединение с главными силами эскадры. Однако же фон Мюллер не был бы самим собой, если бы не рискнул атаковать врага, пока тот не отмобилизовал еще свои силы и не развернул морские патрули. Поэтому он направил "Эмден" в Цусимский пролив и взял курс на Владивосток - на пути к этой русской базе было вполне реально перехватить несколько транспортов с военными грузами. Успех пришел в первый же день: в пятом часу утра 3 августа наблюдатели заметили прямо по носу большой корабль с потушенными ходовыми огнями, который при приближении немецкого крейсера дал полный ход и развернулся к японскому побережью. Поскольку на сигналы прожекторного семафора и холостой выстрел неприятель никак не отреагировал, фон Мюллер приказал несколько раз выстрелить боевыми, дабы продемонстрировать серьезность своих намерений. После падения нескольких 105-мм снарядов в непосредственной близости от борта, преследуемый наконец остановился и поднял русский флаг. Это оказался быстроходный пароход Добровольного флота "Рязань" водоизмещением 3 500 тонн, следовавший с 80 пассажирами на борту во Владивосток из Шанхая. Однако же его предполагалось использовать во время войны как вспомогательный крейсер, так что на нем имелось необходимое оружие, правда, еще не смонтированное. С точки зрения морского права это был вполне законный приз, так что с "Эмдена" на "Рязань" перешла призовая команда и трофей отправился вслед за крейсером в Циндао. Интересно, что "Рязань" (впоследствии - вспомогательный крейсер германского флота "Корморан") стала вообще первым кораблем, захваченным немецкими моряками в той войне. Более того - пароход был построен по заказу России на германской верфи "Шихау", так что, по существу, вернулся в распоряжение страны-производителя.
Прибыв в Циндао, фон Мюллер принял на борт крейсера запасы угля и 40 матросов с канонерских лодок, после чего отправился на Марианские острова, где базировались главные силы эскадры графа фон Шпее. 13-го числа эскадра уже в полном составе вышла в Тихий океан, а на следующий день "Эмден" получил приказ вести самостоятельные действия на вражеских коммуникациях в Индийском океане. Взяв с собой транспорт снабжения "Маркоманния", крейсер вскоре доплыл до голландской Ост-Индии, пополнил запасы угля и в начале сентября приступил к рейдерским операциям. Однако прежде чем открыть охоту на неприятельский торговый тоннаж, команда позаботилась о том, чтобы изменить внешний вид корабля - британские крейсера, патрулировавшие в Индийском океане, имели либо две, либо четыре трубы, так что трехтрубный "Эмден" сразу бросался в глаза и вряд ли в нормальных условиях мог застать противника врасплох. Поэтому старший помощник Хельмут фон Мюкке предложил изготовить из деревянных реек и парусины фальшивую четвертую трубу, причем сделать ее объемной, так чтобы даже при взгляде на крейсер спереди обман было сложно раскрыть. Всего за сутки матросы и офицеры выполнили эту работу, так что теперь "Эмден" стал сильно напоминать английский легкий крейсер "Ярмут".
Первые же дни охоты сразу принесли феноменальный успех: ночью 10 сентября "Эмден" перехватил греческий пароход, перевозивший 6500 тонн угля для нужд британского флота, и реквизировал это судно, чтобы использовать затем в качестве угольщика. На следующий день был задержан и потоплен шедший порожняком британский транспорт, с которого хозяйственный фон Мюкке не забыл предварительно перегрузить на крейсер провизию и мыло, поскольку собственные запасы и того, и другого имелись в не таком уж большом количестве. А затем "добыча" повалила, как из рога  изобилия. Дело в том, что фон Мюллер вывел "Эмден" прямо в район порта Калькутта, где сходилось сразу несколько торговых маршрутов, так что 11 по 14 сентября немецким морякам удалось захватить здесь сразу 7 английских пароходов. Причем крейсер практически не сходил с места: не успевала призовая партия осмотреть и пустить на дно один транспорт, как на горизонте уже появлялся следующий. Команде оставалось лишь немного сблизиться с неприятелем, остановить его предупредительным выстрелом и отвести к месту досмотра. Для размещения членов экипажей и пассажиров захваченных судов был выбран британский пароход "Кабинга" - он перевозил груз, принадлежавший остававшимся пока вне войны США, и в случае его потопления германскому правительству пришлось бы выплатить американцам ущерб. Поэтому "Кабингу" фон Мюллер оставил при крейсере в качестве плавучей "гостиницы" для пленных. В итоге охота оказалась очень удачной - в числе потопленных судов были транспорты "Кайллин", перевозивший 6 500 тонн угля, "Дипломат" с 10 000 тонн чая на борту и "Клан Мэфисон" вместимостью 4 775 тонн с грузом локомотивов, автомобилей и двигателей. Однако вскоре крейсеру пришлось сменить район рейдерства - 13 сентября фон Мюллер остановил нейтральный итальянский пароход "Лоредано", и после короткого досмотра этому судну было разрешено следовать дальше. Однако оно сначала покрутилось вокруг места затопления "Дипломата", старательно вылавливая всплывшие на поверхность моря тюки с чаем, а потом, уйдя за пределы видимости, дало открытым текстом радиограмму с точными координатами немецкого крейсера, хотя согласно конвенциям нейтралы не могли вмешиваться в ход боевых действий. И поскольку за "Эмденом" к тому времени уже охотилось 16 британских, японских, французских и русских крейсеров, фон Мюллер поспешил уйти из района Калькутты. Что же касается "Кабинги", количество пленных на борту которой доходило уже до 500 человек, то ей было разрешено беспрепятственно следовать в ближайший порт. И когда немецкий крейсер продолжил свой путь в океан, люди, бывшие на ее борту, высыпали на верхнюю палубу, чтобы проводить "Эмден" салютом и троекратным "Ура!"...


"Лебедь Востока" - именно так называли "Эмден" в газетах того времени - в боевом походе. 

Итак, фон Мюллер увел свой корабль от Калькутты и решил продолжить рейд у западного побережья полуострова Индостан, однако ни одного транспорта перехватить там не удалось - англичане закрыли в тех водах коммерческое судоходство, опасаясь атак "Эмдена". Тогда немецкий командир разработал новый, весьма смелый план: в порту Мадрас на юго-востоке Индии имелось крупное нефтехранилище, и если бы крейсеру удалось ночью проникнуть в акваторию порта, нефтяные цистерны можно было расстрелять из орудий. Ночью 22 сентября рейдер, выключив бортовые огни, совершенно спокойно подошел к Мадрасу, заплыл в гавань, и осветив цель прожектором, открыл огонь. После первых же залпов громадные цистерны начали гореть и взрываться, а в городе началась паника. "Эмден" же, выпустив 130 снарядов, намеренно осветил себя бортовыми огнями и полным ходом ушел на север, а затем, скрывшись из виду, повернул в южном направлении. Несколько снарядов, запоздало выпущенных по нему береговыми батареями, легли с очень большим промахом. В результате этого налета немцам удалось уничтожить 5000 тонн нефти, причем дым от пожара был виден на расстоянии 150 км от города. Успеху всего предприятия поспособствовали и английские газетчики - поскольку в течение двух недель о действиях крейсера не поступало никакой информации, они предположили, что "Эмден" уже потоплен и выдали это читателям за непреложный факт.
После атаки на Мадрас фон Мюллер повел свой корабль к острову Цейлон, и там с 25 по 27 сентября захватил еще 6 британских транспортов. Четыре из них были потоплены, пароход "Бьюреск" с 6500 тонн отличного кардиффского угля на борту оставлен при "Эмдене" в качестве угольщика, а на шедший порожняком "Грейфевел" перевели всех пленных, и по окончании охоты отправили восвояси, предварительно снабдив достаточным количеством топлива и провизии. Теперь перед капитаном и его командой стояла еще одна задача - крейсеру нужно было пройти мелкий ремонт и очистить подводную часть, а для этого требовалось найди удобную тихую бухту вдали от оживленных коммуникаций. В пользу целесообразности такого решения говорило и то, что после очередных успехов рейдера англичане вновь приостановили торговое движение в Индийском океане, так что в ближайшей перспективе шансы на захват новых трофеев виделись призрачными. В итоге фон Мюллер направил "Эмден" в наименее посещаемую южную часть океана к принадлежащему Британии небольшому острову Диего-Гарсия. Когда корабль зашел в бухту и отдал якорь, на берегу взвился флаг Великобритании, а вскоре показался катер с пожилым комендантом острова на борту. Англичанин с воодушевлением поприветствовал немцев, вручил им несколько корзин со свежими продуктами и выразил надежду на то, что германские друзья будут впредь заглядывать на остров почаще. Поначалу экипаж крейсера весьма удивился столь странному поведению коменданта, но вскоре оказалось, что почту на Диего-Гарсия доставляют лишь дважды в год, а потому здешние жители ничего не знают о войне. Так что моряки не стали огорчать радушного хозяина плохими новостями, в спокойной обстановке произвели весь необходимый ремонт, хорошо отдохнули, а на прощание подарили англичанам несколько ящиков замечательного виски, взятых ранее в качестве трофея с захваченных транспортов.
10 октября "Эмден" покинул Диего-Гарсия и взял курс на Мальдивские острова, где фон Мюллер рассчитывал выйти на один из новых коммерческих маршрутов, которые британское Адмиралтейство то и дело меняло в целях безопасности. Интуиция не подвела капитана: с 15 по 19 октября немцам удалось перехватить здесь 6 британских транспортов и одну плавучую землечерпалку, причем в числе этих судов оказались "Бенмор" (4 806 тонн), перевозивший автомобили, мотоциклы и запчасти к паровым машинам, и "Тройлус" (7 662 тонны) с грузом меди, цинка и каучука. Поскольку один из захваченных пароходов - "Сент Эгберт" - вез в США сахар, то на него перевели всех пленных и разрешили продолжать плавание, а остальные призы пустили на дно за исключением угольщика "Эксфорд", ставшего для "Эмдена" новым кораблем снабжения.
После такого крупного успеха фон Мюллер снова решил сменить район рейдерства, а заодно сделать и то, чего противник никак не мог ожидать от германского корсара - произвести ночную атаку на одну из британских военно-морских баз! В качестве цели был выбран порт Пенанг в Малаккском проливе (на территории современной Малайзии) - на его рейде могло находиться несколько транспортов и один или два крейсера из группы, отряженной специально для охоты за "Эмденом". С точки зрения здравого смысла подобная атака была чистым самоубийством, но фон Мюллер уповал на фактор внезапности и на мастерство и выучку своего экипажа. Вражеские крейсера, буде они встретятся, он рассчитывал потопить торпедами, а наибольшую угрозу видел со стороны охраняющих Пенанг миноносцев - в темноте эти небольшие быстроходные корабли обнаружить довольно сложно, а единственной торпеды в борт "Эмдену" оказалось бы вполне достаточно, поскольку с такими повреждениями уйти от преследования было бы уже нереально. Так или иначе, в ночь на 28 октября германский рейдер вошел в гавань Пенанга. Поначалу наблюдатели докладывали только о стоящих в порту транспортах, но вскоре из темноты проступил силуэт явно военного корабля. Это был русский крейсер "Жемчуг" водоизмещением 3 300 тонн, вооруженный восемью орудиями калибра 120 мм - в открытом бою он мог быть "Эмдену" достойным противником, но сложилось так, что его команда являла собой типичный пример российского разгильдяйства. Командир капитан 2 ранга барон Черкасов и часть офицеров на корабле отсутствовали, поскольку предпочли остановиться в гостинице, вахта то ли спала, то ли занималась всем, чем угодно, кроме выполнения своих прямых обязанностей, а артиллерийский погреб был заперт на ключ, причем, как выяснилось позднее, никто на "Жемчуге" даже не имел понятия, у кого же именно этот ключ находится. В результате "Эмден" спокойно подошел к русскому крейсеру на расстояние всего 200 метров, после чего всадил ему в корму торпеду, а артиллеристы обрушили ураганный огонь на носовую часть. На "Жемчуге" началась паника: проснувшиеся матросы выскакивали на верхнюю палубу и сразу же прыгали за борт, а никто из офицеров и не подумал даже сыграть боевую тревогу. Немецкий рейдер прошел мимо горящего противника, развернулся и направился к выходу из гавани, потому что к месту боя уже могли спешить миноносцы, да и к тому же по "Эмдену" из глубины порта начала вести огонь небольшая французская канонерка. Тем временем с "Жемчуга" тоже раздалось несколько выстрелов - несмотря на небольшую дистанцию русские комендоры стреляли из рук вон плохо и ни разу не попали в цель, а один снаряд даже поразил стоявший на рейде британский транспорт и вызвал на нем пожар. Тут фон Мюллер решил все же перестраховаться и выпустить еще одну торпеду. Этим попаданием неприятельский крейсер переломило пополам и он ушел на дно. 82 члена его экипажа погибло, 115 было ранено, а командира и старших офицеров после проведенного по возвращении в Россию расследования отдали под суд и разжаловали в простые матросы.
Но бой еще не был закончен: как только "Эмден" вышел из гавани, наблюдатели заметили идущий навстречу французский миноносец "Мушкет". Французы сразу же открыли по крейсеру огонь и даже выпустили две торпеды, однако безуспешно. Зато немецкие артиллеристы были точны - "Мушкет" получил первые попадания уже после третьего залпа и вскоре затонул. Несмотря на опасность новой атаки со стороны других миноносцев, фон Мюллер приказал остановиться и заняться  спасением вражеских моряков. В результате из воды было подобрано 36 французов, трое из которых имели тяжелые ранения и вскоре умерли. Погибших похоронили в море с соблюдением всех воинских почестей, а остальных спустя двое суток фон Мюллер передал на борт остановленного у Никобарских островов британского парохода, следовавшего с нейтральным грузом.


Русский крейсер "Жемчуг", потопленный "Эмденом" в бою 28 октября 1914 года.

После блестящей атаки на Пенанг немецкий крейсер ушел к Суматре, пополнил с одного из своих кораблей снабжения запасы угля, и вскоре готов был продолжить боевые операции. На этот раз фон Мюллер решил предпринять еще один смелый рейд, целью которого было прервать прямую связь между Австралией и Британией. Австралию соединяло с метрополией два подводных кабеля, один из которых уже был испорчен другим немецким кораблем. Второй же проходил через станцию на Кокосовых островах, где помимо этого имелся еще и мощный радиотелеграф. Если бы немцам удалось вывести их из строя, то в распоряжении австралийцев остался бы единственный нейтральный голландский кабель в Ост-Индии, так что цель выглядела вполне достойной. 9 ноября 1914 года "Эмден" подошел к острову Дирекшн и высадил на шлюпках десант в составе 50 человек при четырех пулеметах под командованием Хельмута фон Мюкке. Высадка прошла без помех, ошеломленные британцы даже не попытались оказать сопротивление, и к двум часам дня кабельная станция и радиотелеграф были уничтожены. Однако немцы и не подозревали о том, что еще накануне британский радист запеленговал переговоры "Эмдена" с одним из угольщиков, дал в эфир координаты, и теперь к Кокосовым островам на всех парах приближается крейсер "Сидней"...
Не успела десантная партия погрузиться обратно в шлюпки и отойти от берега, как у входа в гавань показался британский крейсер. Фон Мюллер приказал развести пары, и "Эмден" пошел на север, бросив десант, поскольку оставаясь в бухте уже не имел бы ни малейших шансов на победу в предстоящем бою. "Сидней" был гораздо сильнее: против десяти 105-мм орудий немецкого рейдера он имел восемь куда более мощных и дальнобойных 152-мм пушек и несколько лучшую броневую защиту. К тому же британцы в начале сражения занимали более выгодную позицию и шли с большей скоростью, чем еще не успевший набрать ход "Эмден". Однако подготовка немецких артиллеристов оказалась куда лучшей: уже вторым залпом им удалось накрыть врага, разбив тому носовой дальномерный пост. Вскоре последовали новые попадания: получил повреждения кормовой пост, а один из снарядов пробил пороховой погреб и едва не вызвал детонацию боеприпасов. Взрыв британского крейсера предотвратил один храбрый матрос, схвативший воспламенившийся заряд руками и выбросивший его в соседний отсек, где не хранилось никаких горючих и взрывоопасных веществ. Затем "Сидней" все же смог пристреляться и перехватить инициативу: под градом тяжелых 152-мм снарядов "Эмден" потерял все дымовые трубы и фок-мачту, на нем почти заклинило управление и фон Мюллер в таких условиях принял единственно правильное решение посадить корабль на мель, чтобы спасти команду. В 15:20 крейсер выбросился на отмель возле острова Норт Килинг, а 127 человек его команды во главе с капитаном попали в плен к англичанам. Еще 187 матросов и офицеров погибли в бою. Так закончилась блестящая эпопея знаменитого германского корсара, в течение трех месяцев наводившего ужас на британских моряков и захватившего за время своего рейдерства 21 неприятельское торговое судно.


Британский легкий крейсер "Сидней".

А что же Хельмут фон Мюкке и его десантный отряд? Увидев, что "Эмден" проигрывает бой, немцы реквизировали у персонала британской станции некоторое количество провизии и медикаментов, погрузились в пришвартованную к причалу британскую же трехмачтовую шхуну "Эйша", подняли паруса и вышли в открытое море! Проделав долгий путь в 1 709 морских миль, они пересекли океан, достигли берегов Саудовской Аравии и после полного опасных приключений путешествия вернулись летом 1915 года в Германию. Однако это уже совсем другая история...
Отважный капитан "Эмдена" Карл фон Мюллер до конца войны оставался в плену на Мальте - на Британские острова его не отправили по причине слабого здоровья. Враги питали настолько большое уважение к этому моряку, что ни у него, ни у кого-либо из членов команды победители даже не попытались забрать личное оружие. Британская газета "Дейли телеграф" писала о нем:

"Фон Мюллер вел войну против нашего судоходства предприимчиво, хладнокровно и отважно. При этом он обнаружил великолепное чувство юмора, и более того - делал все возможное для экипажей захваченных судов. Нет ни одного человека, который плохо отозвался бы об этом немце, его офицерах и экипаже."

В Германии же командир Эмдена стал национальным героем, имя которого знала вся страна. В октябре 1918 года, еще до формального окончания войны, Карл фон Мюллер вернулся на родину и получил высшую награду Германии "Pour le Merite " и звание капитана цур Зее, которых был удостоен еще во время пребывания в плену. Вскоре капитан переехал в Бланкенбург, где занялся общественной деятельностью. Кроме того, он всячески способствовал возвращению домой бывших членов экипажа своего крейсера и помогал им войти в новую мирную жизнь и как-то обустроить свои дела. В 1922 году фон Мюллер вступил в правую Германскую Национальную партию и прошел по итогам выборов в региональный парламент Брюнсвика. Однако, так до конца и не излеченная малярия все чаще давала о себе знать. 11 марта 1923 года, после очередного приступа болезни и вызванных им осложнений, Карл Фридрих Макс фон Мюллер скончался, лишь немного не дожив до 50 лет. В истории мореплавания он оставил неизгладимый след, и в памяти новых поколений запечатлелся таким, каким и был - отважным и благородным Пиратом Южных морей.

Tags: Великая война, Люди и подвиги, флот
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments