deutscher_stolz (deutscher_stolz) wrote,
deutscher_stolz
deutscher_stolz

Categories:

Юлиус Буклер (Julius Buckler) ч.2


Юлиус Буклер у крыла своего истребителя "Albatros D-V", лето 1917 года.

Полностью излечившись, Юлиус вернулся в эскадрилью 21 сентября 1917 года. К этому времени Jasta 17 успела в очередной раз сменить место дислокации и теперь базировалась на аэродроме Васкеаль в районе Лилля. Ас почти сразу включился в активную боевую работу, и уже 29 сентября одержал очередную победу, загнав в своем коронном стиле на вынужденную посадку британский разведчик FK-8. Самолет противника при этом был разрушен, но никто из двух членов экипажа серьезно не пострадал. На следующий день гессенец сбил еще одного врага, а 5 октября его ждал великолепный сюрприз - в Jasta 17 прибыл для прохождения службы лучший друг Буклера, барон Курт Хубертус фон Рудно-Руджиньски! Событие стало тем более радостным, что к тому времени решительно все в эскадрилье уже были заочно знакомы с этим замечательным офицером, поэтому спустя несколько дней тот почувствовал себя на новом месте, как дома. Забегая вперед, следует сказать, что "Рудно" так и не одержал ни одной победы в воздухе, поскольку не блистал ни особым пилотажным мастерством, ни меткостью стрельбы. Зато он оказался великолепным тактиком и организатором, поэтому, невзирая на отсутствие личных достижений в виде сбитых самолетов неприятеля, спустя три месяца получил повышение и был назначен на должность командира эскадрильи Jasta 60.
Октябрь 1917 года стал для Юлиуса самым удачным месяцем в его карьере летчика-истребителя. В этот период ас пребывал в отличной физической форме, испытывал душевный подъем, а накопленный боевой опыт позволял действовать еще более точно и осмысленно, чем ранее. Изменилась и тактика, применяемая Буклером: зная, что наибольшую опасность для наземных войск представляют воздушные корректировщики артиллерийского огня, он стал теперь охотиться в основном за самолетами-разведчиками и привязными аэростатами, ввязываясь в сражения с истребителями лишь по необходимости. В результате с 11 по 31 октября ведущий снайпер Jasta 17 одержал девять побед, доведя их общее число на своем личном счету до 24. По существовавшим тогда правилам, для получения высшей награды Германии - ордена "Pour le Merite" - достаточно было и двадцати, но орден этот вручался лишь офицерам, в то время как Юлиус был унтер-офицером в звании вице-фельдфебеля. Поэтому 12 ноября 1917 года он удостоился "Золотого Креста За военные заслуги" - аналога "Pour le Merite", предназначенного для рядового и унтер-офицерского состава. Безусловно, это была большая честь, поскольку, кроме гессенца, еще только трое во всех германских военно-воздушных силах имели такой орден. Но мог ли Буклер предполагать, что уже очень скоро ему суждено стать первым человеком в Германии, который получит оба варианта высшей военной награды своей страны?
18 ноября 1917 над Фландрией шел мелкий дождь, а по земле тянулся туман. Погода не благоприятствовала авиаторам, поэтому летчики Jasta 17 полагали, что спокойно проведут весь день на аэродроме. Один только Юлиус решил подняться в воздух, чтобы опробовать только что прошедший капитальный ремонт мотор своего "Мопса". Вскоре после взлета ас удостоверился в том, что на высоте видимость практически отсутствует из-за плотной облачности, но на 100 метрах и ниже вполне удовлетворительна. Ему тут же пришла в голову мысль совершить рейд к линии фронта "на удачу", что и было сделано. Зайдя на вражескую территорию на расстояние около 5 километров, Буклер обнаружил близ озера Циллебеке неприятельский привязной аэростат, ведущий разведку, и принял решение атаковать. Чтобы добиться внезапности, он ненадолго ушел в облака, некоторое время летел вслепую, а затем спикировал и оказался совсем неподалеку от врага. После пары длинных очередей аэростат загорелся и начал падать, а затем гессенцу снова пришлось скрыться в облаках, поскольку в пределах видимости показался патруль британских истребителей, поднявшихся наперехват. По расчетам Юлиуса, взятый курс должен был вывести к аэродрому родной эскадрильи, но когда "Мопс" вышел из облаков, внизу оказался не германский, а британский аэродром, поблизости от которого виднелся еще один привязной аэростат! Воспользовавшись таким случаем, ас незамедлительно сбил "колбасу", доведя счет своих побед до 28, и вскоре благополучно приземлился на своей базе. Когда время подошло к обеду, погода стала улучшаться, и командир эскадрильи барон Рудольф фон Эзебек предложил пилотам снова наведаться к линии фронта, на этот раз уже вшестером. Предложение было одобрено, и через полчаса после начала патрулирования немцам действительно повезло - они повстречали британский самолет-разведчик RE-8. Честь сбить его предоставили Буклеру, и он с этим прекрасно справился, заставив вражеский экипаж сесть на вынужденную посадку на нейтральной полосе. Перед тем, как разведчик коснулся земли, его пробитый в бою топливный бак загорелся, однако стрелок-наблюдатель лейтенант Тэйлор продолжал вести огонь из пулемета по кружащим сверху "Альбатросам" до тех пор, пока пилот едва ли не силой заставил его покинуть кабину, поскольку носовая часть самолета продолжала гореть и взрыв мог последовать в любой момент.
Едва патруль вернулся на базу, фон Эзебек поспешил доложить в вышестоящие штабы о замечательном результате, достигнутом лучшим летчиком эскадрильи. И каково же было его удивление, когда тем же вечером в штаб Jasta 17 позвонил сам командующий всей германской авиацией Эрнст фон Хеппнер, попросил к телефону Юлиуса и объявил тому о присвоении звания лейтенанта за выдающиеся боевые заслуги, причем без необходимости прохождения офицерских курсов и подтверждения сдачей соответствующих экзаменов! Итак, отныне Буклер становился офицером, а это означало, что вскоре ему будет вручен орден "Pour le Merite". Радость всех летчиков и механиков по этому поводу была неописуемой и вскоре переросла в буйное застолье. Виновник торжества вспоминал о некоторых событиях того вечера так:

"В конце концов, Альфред Трэгер уселся на велосипед и промчался через четыре комнаты. По ходу этого заезда он "собрал" все углы и насажал себе ссадин, а затем сшиб с ног и меня. А в 11 вечера, когда мои товарищи все еще продолжали праздник в мою честь, я уже лежал в своей кровати."

Спустя два дня эскадрилья снова сменила аэродром и перебазировалась под Ле-Шато. Там, во взаимодействии с баварской Jasta 35, она должна была обеспечивать воздушную поддержку войскам 2-й армии, отражающим вражеское наступление в районе Камбрэ. 29 ноября Буклер одержал очередную, уже 30-ю по счету победу, сбив британский привязной аэростат, но на следующий день едва не расстался с жизнью при следующих обстоятельствах:
В то утро немцы развернули на фронте под Камбрэ внезапное мощное контрнаступление, позволившее за сутки отвоевать почти всю территорию, занятую англичанами за предыдущие 10 дней. Для успеха этого предприятия исключительную важность имели данные авиаразведки, работавшей в интересах артиллерии, и поскольку в небе то и дело рыскали патрули британских истребителей, летчикам Jasta 17 нужно было защитить своих разведчиков от любых нападений. Из-за нехватки самолетов силы эскорта для каждого корректировщика должны были состоять всего из пары "Альбатросов". Что же касается Буклера, то он, надеясь на собственные большой боевой опыт и мастерство, вызвался сопровождать своего подопечного в одиночку. Первые два вылета прошли благополучно и без встреч с противником, но в ходе третьего ас обнаружил пару британских истребителей SE-5, готовящихся к атаке. Разведчик тут же развернулся и со снижением стал уходить на свою территорию, в то время как Юлиус пошел на врагов, чтобы прикрыть отступление двухместной машины. А затем произошло следующее:

"Прежде, чем напасть на них, я посмотрел из предосторожности направо и налево. И сделал это слишком поздно. Слева меня атаковал еще один вражеский пилот, оказавшийся менее, чем в десяти метрах. Его пулеметы бешено молотили по мне, и просто не могли промахнуться мимо цели. Я ощутил удар в спину и почувствовал попадания в обе руки."

Ас успел бросить свой "Альбатрос" в сторону и вниз, но раненые руки почти не действовали, поэтому сил на то, чтобы выйти из пикирования, у гессенца не хватило. "Мопс" на большой скорости врезался в край воронки, оставленной разрывом крупнокалиберного снаряда, перевернулся, и пилот повис над кратером на привязных ремнях. Перед тем, как потерять сознание, Буклеру еще удалось отстегнуть замки и вывалиться из кабины, а затем наступил провал.
Как только весть о случившемся дошла до эскадрильи, товарищи Юлиуса сразу организовали поиски и спустя три часа германские пехотинцы нашли его под обломками разбитого самолета. Помимо трех пулевых ранений, летчик получил несколько переломов и его состояние внушало очень серьезные опасения. Особенно тяжелыми оказались ранения рук, и врачи поначалу не были уверены, что дело обойдется без ампутации одной из них или даже обеих. После операции, проведенной в госпитале Ле-Като, героя со всеми предосторожностями перевезли в больницу его родного Майнца, где сделали повторную операцию. Усилия хирургов не пропали даром - жизнь пациента была спасена и ампутации удалось избежать. Однако вернуться в эскадрилью Буклер смог лишь в начале марта 1918 года. Что же касается британского летчика, который сбил Юлиуса, то им оказался известный ас, капитан Джеффри Хилтон Боумэн из 56-й эскадрильи - одной из лучших во всем Королевском Летном Корпусе. Эта победа стала для Боумэна 21-й по счету, а всего за время Великой войны он одержал их 32.


Механики эскадрильи Jasta 17 позируют на фоне знаменитого "Мопса", на котором летал Юлиус Буклер.

3 декабря 1917 года, когда тяжело раненый герой понемногу приходил в себя после первой операции, в его жизни произошло важное событие - в госпитальную палату, где он лежал, явился сам командующий 2-й германской армией генерал Йоханнес Георг фон дер Марвитц, который от имени всех своих солдат поблагодарил гессенца за поддержку, оказанную летчиками сухопутным войскам в сражении при Камбрэ, и вручил долгожданный "Pour le Merite". Это награждение было официальным признанием того, что Буклер входит отныне в военную элиту страны. И безусловно, оно самым положительным образом повлияло на душевное состояние награжденного, что в его тогдашних обстоятельствах было немаловажно.
4 марта 1918 года Юлиус смог, наконец, вернуться в Jasta 17, но поначалу не принимал участия в боевых вылетах, поскольку восстанавливал былые летные кондиции. Теперь его статус изменился - хотя формально командиром эскадрильи по-прежнему оставался Рудольф фон Эзебек, всей практической боевой работой стал руководить именно Буклер. Это произошло не только благодаря огромному опыту и выдающимся заслугам аса, но и по той причине, что фон Эзебек возглавлял уже целую авиагруппу Jagdgruppe 2, в которую, помимо его "родной" Jasta 17, входили еще Jasta 22 и Jasta 63. В силу такого перераспределения обязанностей фактический лидер получил в виде особой привилегии целых два новеньких персональных "Альбатроса" - один, по старой традиции, получил имя "Мопс", а второй был назван "Лилли".
Весной 1918 года военное положение Германии было весьма угрожающим: несмотря на то, что на востоке Россия потерпела от немцев сокрушительное поражение и выбыла из борьбы, на других фронтах страны Антанты создали огромный перевес в силах. Кроме того, германская экономика находилась под давлением устроенной главным образом силами британского флота морской блокады, а внутри страны назревали революционные брожения. В этих условиях командование решило провести в конце марта мощную наступательную операцию "Михаэль", которая могла бы изменить неблагоприятный ход событий. Для ее осуществления на фронте в районе Арраса были сосредоточены отборные силы армии и авиации, оснащенные самыми совершенными видами вооружений и готовые применить новую тактику ведения боя. Jasta 17 тоже должна была принять участие в этом грандиозном наступлении - в ее задачу входила, главным образом, защита воздушных разведчиков и самолетов-штурмовиков. В первые три недели сражения Буклер не смог увеличить счет лично сбитых самолетов, хотя нескольким его подчиненным удалось добиться успеха. Лишь 19 апреля ас одержал свою 31-ю воздушную победу, перехватив во второй половине дня близ Мондидье французский разведчик "Salmson-2A-2". 21 апреля он сбил еще один вражеский разведывательный аэроплан, а 3 мая получил очередное ранение.
В тот день рано утром Юлиус решил совершить одиночный вылет на "свободную охоту" к линии фронта. Оказавшись над нейтральной полосой, он заметил вдалеке французский привязной аэростат, после чего стал действовать по уже не раз опробованной схеме. Удалившись на несколько километров на вражескую территорию, гессенец развернул свой "Альбатрос" и зашел на цель так, чтобы выйти из атаки в сторону германских позиций. Заметив приближающийся истребитель, вражеский наблюдатель не стал искушать судьбу и сразу же выпрыгнул с парашютом, а наземная команда постаралась быстро спустить аэростат, но не успела. Ас скорректировал прицел и дал залп в упор, едва не столкнувшись с "колбасой" и с удовлетворением отметив, что из-под ее оболочки вырвались язычки пламени. С земли по "Мопсу" уже вовсю палили из всего, что могло стрелять, поэтому Буклер поспешил удалиться, выполняя при этом противозенитный маневр:

"Я полетел, выписывая зигзаги, стараясь как следует уворачиваться от выстрелов, и шарахался в небе, как пьяница. А затем мою левую лодыжку сотряс ужасный удар. Боль была чудовищной, но страх быть сбитым во второй раз оказался еще большим. И еще более сильной оказалась боязнь попасть в плен. Я мог управлять только правой ногой, поскольку левая стала все равно, что мертвой."

Превозмогая боль, Юлиус смог довести самолет до аэродрома и совершить посадку, после чего сразу отправился в госпиталь. Оказалось, что ранение не сквозное и пуля застряла в ноге, так что герою предстояли еще одна операция и длительное выздоровление. Эта беда стала далеко не единственной - уже находясь на излечении в Баварии, ас получил одно за другим два потрясших его до глубины души известия. 26 мая в воздушном бою погиб его лучший друг, Курт Хубертус фон Рудно-Руджиньски. А спустя всего день та же участь постигла командира Jagdgruppe 2, барона фон Эзебека, к которому Буклер относился с огромным уважением и также считал своим другом. Столь тяжелые личные утраты ввергли героя в глубокую депрессию, к которой добавлялись сильные физические страдания - как он сам потом признавал, боль от раны в левой ноге была гораздо мучительнее, чем ото всех предыдущих ранений, вместе взятых. Между тем, таковых набралось уже пять (а с учетом того, что некоторые раны были множественными, действительное их число составило восемь), и в связи с этим Юлиус получил Золотой Знак за Ранения. К слову, среди всех германских летчиков-асов, награжденных орденом "Pour le Merite", он стал единственным обладателем такого знака.
Большую часть лета Буклер провел, поправляя здоровье, и только 5 августа снова вернулся в Jasta 17. К тому времени германское наступление на Западном фронте выдохлось и инициативу перехватили страны Антанты. Численное преимущество противника во всех видах войск росло день ото дня, и мало у кого уже оставались иллюзии по поводу исхода всей войны. В этих условиях Юлиус уже вполне официально принял командование эскадрильей и водил ее в бой до 11 ноября 1918 года. За это время он сумел сбить еще четыре вражеских самолета, но только два из них оказались на его официальном счету - на процедуру подтверждения и документальной регистрации других двух побед просто не хватило времени.


Летчики эскадрильи Jasta 17 пьют кофе в перерыве между боевыми вылетами. В центре в кресле сидит Юлиус Буклер. Весна 1918 года.

Первые несколько лет после окончания войны ас посвятил восстановлению своего здоровья, поскольку последствия множества полученных в боях ранений и травм все же давали о себе знать достаточно часто. В 1924 году он решил вернуться в авиацию и вскоре устроился на должность инструктора в летную школу DVS, в задачу которой входила подготовка пилотов для гражданских линий. Примерно тогда же Буклер познакомился с молодой баронессой Эрикой фон Браун, и спустя некоторое время они поженились - аристократка не смогла устоять перед обаянием знаменитого героя. Так выходец из простой рабочей семьи, и без того уже принадлежавший к числу военной элиты страны, окончательно приобщился к высшему обществу.
Поскольку теперь в его распоряжении оказался довольно значительный капитал, Юлиус решил вложить его в перспективное дело, а заодно попробовать себя в новом амплуа. В 1928 году он открыл в Берлине строительную компанию, занимавшуюся в основном укладкой взлетно-посадочных полос аэродромов. Предприятие оказалось достаточно выгодным и стабильно приносило пусть не слишком большой, но доход. В начале 30-х годов Буклер поддержал стремительно набиравших популярность национал-социалистов, и после прихода НСДАП к власти начал работать в Германской ассоциации воздушного спорта в ранге флигеркапитана. Тогда же он задумался о написании мемуаров, и после довольно долгих творческих усилий весной 1939 года увидела свет книга под названием "Malaula! - боевой клич моей эскадрильи". Когда в Европе разразилась новая война, Юлиус получил звание майора и приглашение занять должность в руководящем звене школы истребительной авиации в Вернойхене, но поначалу испытывал некоторые сомнения, потому что не умел управлять истребителями нового поколения. Эту проблему гессенец решил довольно просто: однажды, будучи на аэродроме этой школы, он увидел, как кто-то мастерски пилотирует "Мессершмитт" высоко над летным полем. Когда неизвестный авиатор совершил посадку, Буклер подошел к нему, и безо всякого стеснения попросил научить летать на Bf-109. Молодой человек согласился, и тут выяснилось, что зовут его Стоян Стоянов, и он входит в состав группы болгарских пилотов, год назад прибывших для обучения в Германию. Бывалого аса это ничуть не смутило - в течение нескольких последующих дней прославленный воздушный боец Великой войны старательно осваивал новую для себя технику под руководством вчерашнего курсанта, пока не почувствовал, что стал с "Мессершмиттом" на "ты". Вскоре Стоянов вернулся на родину, но в середине 1944 года эти два летчика встретились еще раз, уже в Болгарии. Юлиус тогда входил в состав германской военной миссии в этой стране, а Стоян командовал авиагруппой и теперь был признанным асом, имевшим на личном счету несколько сбитых американских самолетов.
После окончания Второй мировой войны Буклер снова занялся делами своей строительной фирмы, а в 1955 году возобновил лицензию пилота и в который уж раз возвратился в небо в качестве летчика-спортсмена. На следующий год он принял участие в первых в истории ФРГ авиационных соревнованиях "Deutschlandflug", а затем продолжал регулярно летать практически до последних своих дней. Умер Юлиус Буклер 23 мая 1960 года в Бонне в возрасте 66 лет. 
Жизненный путь этого замечательного человека был непростым, и в то же время очень ярким. Начав военную карьеру рядовым пехотинцем, в годы Великой войны Буклер не раз проявлял выдающуюся храбрость, заслужил офицерское звание и вошел в число лучших летчиков-истребителей Германии. В воздушных боях на Западном фронте он сбил 36 вражеских летательных аппаратов, включая 7 привязных аэростатов, став самым результативным асом эскадрильи Jasta 17, а в послевоенные годы внес большой вклад в развитие спортивной авиации своей страны. Но особенно важным было то, что среди огня яростных сражений Юлиус сохранял лучшие свойства своей личности. Выходец из пролетарской среды, он демонстрировал подлинно рыцарские качества, нередко идя на предельный риск ради следования этическому принципу. И лучше, чем кто бы то ни было, об этом знали авиаторы, воевавшие по другую сторону фронта - те, над кем Буклер одерживал верх, но чьи жизни всегда полагал несопоставимо большой ценой для своих побед.

Tags: Великая война, Люди и подвиги, авиация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments